Васильев о мужской одежде

Александр Васильев

Что такое мужское мода? Существует ли васильев о мужской одежде она в России? Вопросы, казалось бы, риторические, но не для Александра Васильева – историка моды, театрального художника, дизайнера интерьеров, искусствоведа.

– Александр, когда, на Ваш взгляд, зародилась мужская мода, можно ли назвать конкретную дату?
– Сложный вопрос. Мода для мужчин существовала ещё в Древнем Египте. Но если говорить о современном мужском костюме, то необходимо обратиться к истории Англии периода эпохи Романтизма. Именно там, в первые десятилетия XIX века зародилось движение денди, основоположником которому стал неподражаемый тогда Джордж Браммелл. Его смелые наряды, эксцентрические манеры, многочасовые приготовления туалетов и стали тем самым отправным моментом, когда мужчина стал особенно заботиться о внешнем виде, доведя это до некое культа. В эпоху дендизма и зародился прообраз современного мужского костюма и формирование мужской моды.

– Многих интересует, чем отличаются такие, близкие понятия, как дизайнер, модельер, конструктор, кутюрье?
– Здесь всё перемешено и путано. Дизайн – это современный взгляд на внешнее оформление различных предметов. Соответственно, дизайнер может быть творцом внешней формы в любой сфере: дизайнер интерьеров, автомобилей, промышленных предметов, книг, одежды. Модельер имеет отношение только к моде, создаёт моду. Само понятие «модельер» является немного устаревшим термином ХХ века: сегодня принято говорить «дизайнер одежды». Тем не менее, Вячеслава Зайцева долгие годы считали исключительно модельером, также как в Советское время – Кристиана Диора. Конструктор одежды – это техническая специальность. Человек этой очень востребованной профессии по эскизу модельера или дизайнера одежды создает крой, форму модели. В России очень сильная Омская дизайнерская школа, из которой выходят лучшие конструкторы одежды с очень оригинальным мышлением. Кутюрье в переводе с французского означает портной. Во Франции все портные называются кутюрье. Но нам в России нравятся эти загадочные, гордо звучащие французские словечки, поэтому их и употребляем, даже несмотря на не всегда точную смысловую нагрузку. В современном понятии кутюрье отличается тем, что создает коллекции, сшитые вручную, то есть «от кутюр». Так, в линиях одежды от Жан Поль Готье, Джона Гальяно, Гаравани Валентино, Ив Сен Лорана, Пьера Кардена все швы, подшивки делаются исключительно руками, и, значит, никогда не используется ни зигзаг, ни оверлок на швейной машинке. Именно поэтому эти модели стоят очень дорого.

– Кто из мировых кутюрье «делает» мужскую моду? Какое место в рамках высокой моде отведено коллекциям для сильного пола?
– В показах «от кутюр» мужские коллекции практически не демонстрировались. Вот в 70–е годы, когда начали осуществляться показы «прет–а–порте», можно было увидеть вкрапления мужских вещей. Но я бы сказал, что в мужской моде большую роль сыграли дизайнеры одежды, музыканты (такие группы, как «Beatles», «Rolling Stones»), танцы (вальс, фокстрот, чарльстон). Важно отметить, что реформа мужской одежды пришла к нам с улицы: в ХХI веке, выглядеть богато – немодно, а выглядеть бедно – очень популярно, особенно на Западе. Там стараются подчеркнуть «уличность», повседневность, тогда как в России, где мода в новинку, всё принято носить напоказ. Люди думают, что, чем богаче они одеты, тем лучше.

– В создании моды более талантливы мужчины…?
– Чем женщины? Я бы так не сказал. Соглашусь лишь, что большинство мировых модельеров – мужчины. Но! Доподлинно известно, что 95% из них просто нетрадиционной ориентации. Называть их мужчинами можно только с оговоркой. Может быть, потому они с таким талантом и создают женскую одежду, что несут в себе и женское начало. Тем не менее, среди женщин-дизайнеров есть много замечательных имён: Шанель (Сосо Chanel), Нина Риччи (Nina Ricci), Ланван (Lanvin), Вивьен Вествуд (Vivienne Westwood), Соня Рикель (Sonia Rykiel), – не могу сказать, что они не способны создавать моду. В России в этой профессии женщины преобладают.

– Многое ли решает наличие большого стартового капитала для создания своего бренда?
– Создать бренд совсем без денег нельзя. Стартовый капитал может быть большим или маленьким, но он должен быть. Даже к большому «таланту» должен придти хороший спонсор. Так было в случае с Ив Сен-Лоран (Yves Saint Laurent), когда он познакомился с Пьером Берже.

– Как Вы относитесь к тому, что сегодня на мировом, в частности на российском, рынке есть марки одежды, на рекламу которых было потрачено немало денег, но качеству производимой продукции внимание не уделялось?
– Плохо. Очень жаль, но это правда.

– Если же говорить о моде, то, как об искусстве, или как о бизнесе?
– Если вещи не будут продаваться, то нет смысла создавать коллекции. Поэтому, с одной стороны, необходимо творческое начало, одухотворение, а с другой, – умение продавать, преподносить потребителю что–то новое. Дизайнер одежды – это работа не только ради искусства и творчество, это и продажа.

– Если мода – синтез искусства и бизнеса, то что должно доминировать, и у кого из современных модельеров в работе, на Ваш взгляд, первое превалирует над вторым?
– Валентин Юдашкин, например, делает вещи, которые сложно продать, но по обилию вышивки их можно считать произведением искусства. А вот Кирилл Гасилин делает множество драпированных вещей, которые каждый день, может, и не будешь носить, но одежда такая интересная, с уникальными муслиновыми драпировками, которые приближают его моду к искусству.

 – Казалось бы, всё уже придумано. Все идеи много раз повторялись, модернизировались. На что будет взят курс дизайнерами и модельерами в будущем?
– Ну, в ближайшие лет пять мы будем перепевать 80–е годы: мода на подкладные плечики, сочетание зелёного, жёлтого, розового с чёрным. А когда наиграемся – придет время 90–х.

– Почему понятие «от кутюр» сегодня сходит на нет?
– Кутюру сейчас очень трудно. Это изобретение монархии. «В кутюре» про-ходили коронации, балы, почётные приемы. Сейчас это всё исчезло. Даже на та-кие важные торжества, как церемония вручения премии «Оскар», многие звёзды приходят в винтажных нарядах, и не заказывают кутюр. Известные Дома моды дают селебритис наряд напрокат, создавая себе рекламу. Недавно снимался в передаче, посвящённой смерти кутюра: журналисты говорили о том, что надеются на русских миллионерш, которые могут спасти кутюр (цены на такую одежду колеблются от 5000 до 200000 евро). Но наши русские миллионерши всё-таки прижимисты. Им проще купить, как у всех, прет-а-порте DeLuxe в Chanel, Dolce&Gabbana и выглядеть, как подруга с Рублёвки, чем ре-шиться на уникальную модель кутюр. Чтобы одеться в «кутюр», нужно иметь смелость и желание быть неповторимым. Наши русские девушки боятся своеоб-разия: все одинаковые. Что касается мужчин, то знаю только одного японца, который одевается по стандартам высокой моды (от кутюр). И все!

– Кто из современных видных деятелей заслуживает Вашу профессиональную похвалу по чувству стиля?
– Меньшиков всегда хорошо одевается, пародист Галкин. Всегда оригинален Слава Зайцев, особенно с тех пор, когда стал вести на телевидении передачу о моде.

– Как развивается сейчас мужская мода?
– В мужской моде долго была стабильность, поэтому сегодня в этой сфере очень много перемен, например, в цветах, которые мужчины никогда не носили (сиреневый, лиловый, розовый). Сильно влияние этноса, религии. Например, раньше во вьетнамках ходили только на пляже, а сейчас ходят по городу (о чем и подумать было невозможно) – это и есть проявление моды.

– Александр, а остались ли сейчас денди, могли бы назвать кого-то?
– Да, таких есть немало, но мне кажется, широкой публике их имена не известны. Несомненно, денди – Владимир Семёнов, и книгу хорошую написал.
Но в целом, в России редкие мужчины одеваются со вкусом, не сложилась еще такая традиция; всё только начинает прививаться, в отличие от Милана, Венеции, Рима, Токио, Парижа.

– Кто из российских и европейских художников–модельеров, делающих мужскую моду, достоин особого внимания?
– Дрис Ван Нотен (Dries van Noten). Я люблю его стиль. Одно время мне нравилось, что делал Жан-Поль Готье (Jean Paul Gaultier). В России как будто бы нет мужских модельеров. И если мужчина выходит на подиум, то всегда в трусиках или юбочке: наши модельеры просто хотят манекенщика раздеть. Я никогда не видел, чтобы русские модельеры создавали коллекции костюмов, рубашек, плащей, курток, пальто…

– А Слава Зайцев?
– Слава Зайцев – это отдельный вариант. Он наш великий классик, который работает с 1965 года и делает очень талантливо.

– Какие марки одежды предпочитаете Вы?
– Очень люблю китайский фольклор, индонезийский шелк, сделанные вручную вещи с берегов Тихого океана. Из европейских марок покупаю Hermes, Valentino и Jean Paul Gaultier.

– Александр, а в Ваших коллекциях, в которых свыше 10000 моделей, много ли мужских экспонатов?
– Очень мало. Около 15%. Но зато вскоре я планирую выпустить книгу по истории мужского костюма на русском языке, так как об этом еще ничего не написано.

– Кто сегодня из известных людей является иконой стиля и моды?
– Очень трудный вопрос. У нас нет такого, самого–самого, Ну, например, очень любят его Дэвида Бэкхэма. Или Зверев: очень ярко одевается.

– Аристократизм в России есть?
– Нувориши считают себя аристократами, потому что у них есть дорогая машина и дом на Рублёвке. Аристократизм же – это родословная, долг чести, воспитание, знание языков и умение держаться на высоте со всеми: и с королем, и с до дворником. Аристократизму неоткуда взяться: внуки даже не знают, где похоронены их деды; нет родословной.

– Значит, в первую очередь, нужно заниматься культурным образованием общества?
– Безусловно. Быть модным – это не только стильно одеваться, надо ещё и уметь поддержать беседу на различные темы. Культурное образование необходимо «внедрять» посредством телевидения, книг, выставок, лекций. Я сам читаю множество лекций, исполняя, так сказать, функции проводника – сталкера культуры. Не могу сказать, что это лёгкая задача, но, думаю, мне это удаётся, иначе не было бы столько публикаций, выставок, телепередач, единомышленников. Красота спасёт мир.

– Какие у Вас планы на ближайшее время?
– Публикация книги «История русского интерьера в фотографиях» и работа над другой – об истории мужского костюма. Несколько больших выставок за границей: в Токио, в Монте-Карло (посвящённая русским балетам Дягилева, костюмы которого у меня сохранились)..Проекты по России (Кижи, Петербург), мастер-классы в Венеции, Стамбуле, Вильнюсе. Моя выставка «Предчувствие моды. Пробуждение кино», посвящённая 1930–1940–м годам и имевшая огромный успех в Петровском пассаже в период 14 мая–14 июня будет представлена в Самаре, а потом в Петербурге. Самый важный проект последних 20-ти лет – открытие в России музея истории моды.

Хочу пожелать читателям Men’s Fashion быть умными, культурными. Помните о том, что упасть всегда легче, чем подняться: старайтесь подняться на ступеньку выше, а не бежать по ним вниз.

Игорь Царевский © Men`s Fashion

Поделиться:

Ещё статьи по теме:



Источник: http://www.mensfashion.ru/2009/11/03/1036/


Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Александр Васильев: самые распространенные модные ошибки Виола все для маникюра



Васильев о мужской одежде В Историческом музее открылась выставка мужской моды
Васильев о мужской одежде Александр Васильев: «Мода не может быть повседневной
Васильев о мужской одежде Мужской моде середины XVIII начала XX века посвятили
Васильев о мужской одежде Александр Васильев: «Мода - удел молодых богатых
Васильев о мужской одежде Cached
Васильев о мужской одежде «Твое» Магазин одежды, Каталог товаров, Отзывы, Адреса и
Васильев о мужской одежде Андрей Болконский и его дорога чести Война и мир Толстой
Выход из отпуска по уходу за ребенком до 3 лет ЗА ВСЕМИ ЗАЙЦАМИ Клиника пластической хирургии и косметологии в Лекарства в онлайн интернет аптеке Льняное масло для кожи : Уход за кожей Подскажите сайт знакомств с приличным контингентом. Нужен реальный

Похожие новости